Экспозиция в литературе (от лат. expositio — изложение, объяснение) представляет собой описание событий, предшествующих завязке. Ее основные функции: 1) первое знакомство читателя с поэтическим миром произведения, 2) ориентация во времени и пространстве, 3) представление действующих лиц, 4) изображение ситуации до конфликта.

Вхождение в незнакомый художественный мир, созданный посредством словесных образов, по сравнению с миром реальным, видимым воочию, психологически затруднено. Этот мир не охватишь единым взором. Его приходится вбирать в себя постепенно, последовательно декодировать, штрих за штрихом, кадр за кадром. Читатель должен проделать определенную умственную работу, напрячь все свое воображение, чтобы получить более или менее адекватный образ того, что предлагает ему автор.

Организуя экспозиционную часть произведения, писатель вынужден считаться с тем, что всегда найдется читатель, у которого просто не хватит терпения преодолеть этот психологический барьер, и книга вернется на полку непрочитанной.

Значение слова ЭКСПОЗИЦИЯ в Словаре литературоведческих терминов

Поэтому экспозиции в литературе надлежит быть предельно лаконичной, яркой, выразительной и в то же время информационно емкой. Вместе с тем, решаясь на тот или иной вариант, писатель сообразуется с целым веером дополнительных обстоятельств: или отдает дань привычным стереотипам, соответствующим его темпераменту, идиостилю, или круто меняет стратегию, столкнувшись с мало знакомым ему жизненным материалом, или подчиняется законам некой экстраординарной жанровой формы, например, детектива, или, наконец, стремится сохранить верность художественным канонам определенного метода.

Легкий, стремительный Пушкин с его летящей, насыщенной глаголами движения фразой, спартанским лаконизмом и аскетической скупостью в описаниях отличался ярко выраженной склонностью к энергичным, кратким экспозициям. "Воздушная громада" «Онегина», спрессованная в "магический кристалл" романа в стихах, довольствуется в качестве экспозиционной части воспроизведением "внутреннего монолога" едущего к богатому дяде племянника, заранее досадующего на предстоящую "скуку / С больным сидеть и день и ночь". Ему ничего не остается, как принять наследство и обживать свалившееся на него имение. Некоторое время новоявленный помещик избегает соседей; наконец, знакомится сначала с Ленским, а затем с Лариными. Не успели мы как следует осмотреться — завязывается конфликт…

Совершенно иной тип экспозиции предпочитает в своих пьесах А.Н. Островский. Главное для него — характеры: типические характеры в типических обстоятельствах. И то, и другое у писателя-реалиста должно быть доскональнейшим образом детерминировано, а значит воссоздано с предельной степенью достоверности, подробно, в деталях. Поэтому первый акт целиком, а то и начало второго драматург отводит под экспозицию, щедро дополняя ее и после завязки, на протяжении практически всей пьесы. Такова экспозиционная часть "Грозы": с томительной медлительностью разворачиваются перед нами картины, на первый взгляд, спящего мертвым сном "темного царства". Зритель получает возможность окинуть внимательным взором окрестности захолустного Калинова, познакомиться с жизнью его обитателей, с их нравами, характерами. Каждая сцена, каждое явление, каждое произнесенное персонажем слово увеличивают количество художественных аргументов в пользу очевидной реальности, несомненной истинности происходящего.

Примерно теми же соображениями руководствовался И.А. Гончаров, распространив едва ли не на треть романа гигантскую экспозицию "Обломова". Вопреки аксиоматическому мнению Лессинга о динамической природе литературной образности, заглавный герой произведения упорно бездействует. Если его былинный тезка Илья Муромец «просидел сиднем» тридцать лет и три года, то Илья Ильич Обломов, похоже, готов столько же времени пролежать, не вставая с постели! Наивный хитрец просит каждого посетителя не подходить к нему близко, чтобы не простудить хозяина ("Вы с мороза!"). Читатель уже давно догадался: если Обломов подпустит гостя к себе, придется здороваться с ним за руку, а значит — встать с постели, умыться, одеться и… зажить совершенно несвойственной ему деятельной жизнью. Но, согласно идейному замыслу романа Илья Ильич, в отличие от Штольца, отстраняется от практической деятельности, а неустанная нравственная работа его души, которую не замечает никто, для проницательного читателя несомненна.

Чего стоят, к примеру, его удивительные « полеты во сне и наяву»! В мгновение ока преодолевая пространство и время, безнадежно инертный герой оказывается в любезной его сердцу Обломовке безгрешным, полным надежд и энергии (!) ребенком, соприкасается с идиллическим миром добрых простодушных людей, тянется к беззаветной нежности покойной матушки. Совершив это путешествие вместе с Обломовым, мы понимаем, что его гиперболизированная, сделавшая его имя нарицательным леность — на самом деле активный протест против бессердечия и бездушия окружающей его жизни. Обломов — не комический, а трагический герой. Недаром он умирает от разрыва сердца!

Напрашивается вывод: беспрецедентно пространная экспозиция произведения, мотивированная прежде всего доминирующим свойством личности центрального персонажа, естественным и незаметным образом переходит в завязку основного конфликта — неразрешимого противоречия между мечтой и делом, сердцем и рассудком, идеалом и действительностью.

Экспозиция в литературе

Круг событий и явлений, лежащий в основе   художественного произведения, предмет художественного изображения(область   отражения реальности)

  • Вечные   – общие для всех времён и народов, актуальные на протяжении веков (темы отцов   и детей, человеческого возраста, нравственности, греха и святости, любви и   ненависти, войны и мира)
  • Национальные   – темы, характерные для определённого этноса и воспринимаемые посторонним   читателем как национальная экзотика.
  • Исторические. Фактор времени – «серхтема»; все прочие явления жизни рассматриваются через   призму истории.
  • Внутрилитературные   искусства как такового (самопознание художника, процесс творчества,   творческие искания)

Совокупность тем – тематика художественного   произведения.

Острое жизненное противоречие, точка напряжённости   между существующим и должным, желаемым и реальным.

  • Противоречие:
  • Личность   – общество
  • Творец   – искусство
  • Человек   – история
  • Человек   – человек
  • Человек   – природа и т.п.
  • Проблематика
    • Социально-политическая
    • Нравственно-этическая
    • Национально-историческая
    • Культурно-бытовая
    • Мифологическая
    • Философская   и т.п.
    • Идея художественная
    • Авторская концепция мира и человека в нём; отношение к   изображённой в произведении действительности(область художественных решений)

      • Идея-вопрос
      • Идея-ошибка
      • Идея-ответ
      • Авторская   (субъективная)
      • Объективная
    • Идейный   мир – авторское представление об идеале, система авторских оценок (авторская   концепция)
    • Конфликт
    • Столкновение характеров и обстоятельств, взглядов и   принципов жизни, положенное в основу действия

      • Может   быть разрешён при помощи действий персонажей
      • Не   разрешимый в данный период времени, в данных условиях
      • Конфликт   отдельных персонажей
      • Конфликт   героя с укладом жизни, личности и среды
      • Внутренний   конфликт
    • Пафос
    • Эмоционально-оценочное отношение писателя к   рассказываемому, отличающееся большой силой чувств.

      • Утверждающий
      • Отрицающий
      • Оправдывающий
      • Возвышающий

      Виды пафоса

      • Героический
      • Драматический
      • Трагический
      • Сатирический
      • Комический
      • Сентиментальный
      • Романтический

      Основной конфликт, который разворачивается в событиях;   конкретное развитие событий

      Ход событий; основная схема событий в   последовательности из развития

      Определённая организация, построение и расположение

      Своеобразное вступление к произведению, в котором   повествуется о событиях прошлого (встречается редко)

      Условия, которые вызвали к жизни конфликт (общий фон   действия)

      Событие, с которого начинается действие и благодаря   которому возникают последующие события

      Ход событий

      Решающее столкновение борющихся сил

      Положение, которое создалось в результате развития   всего действия.

      Заключительная часть произведения, в которой   обозначается направление дальнейшего развития событий и судеб героев; иногда даётся   оценка изображённому; краткий рассказ о том, что произошло с действующими   лицами после окончания основного сюжетного действия

      Внесюжетные элементы композиции:

      • Вводные (вставные) эпизоды

      Не связанные непосредственно с сюжетом произведения,   вспоминаемые в связи с протекающими сейчас событиями.

      • Лирические отступления (авторские:   собственно лирические, философские и публицистические)

      Формы раскрытия и передачи мыслей и чувст писателя по   поводу изображённого.

      • Художественное предварение

      Изображение сцен, которые как бы предсказывают,   предваряют дальнейшее развитие событий

      • Художественное обрамление

      Сцены, которые начинают и заканчивают событие или   произведение, дополняя его, придавая дополнительный смысл

      • Персонажи
      • Главные
      • Второстепенные
      • Эпизодические
      • Внесценические
      • Характер

      Раскрывается в поступках, в отношении к другим людям, в   описании чувств героя, в его речи

      • Приёмы   создания образов персонажей

      v  Через   действия и поступки

      v  Прямая   авторская характеристика

      v  Портрет

      Портрет-описание, портрет-сравнение,   портрет-впечатление. Портретная характеристика часто выражает авторское   отношение к персонажу

      • Краткий,   с минимумом деталей
      • Подробный,   детализированный
      • Статический
      • Динамический
      • Описание   неизменных деталей
      • Описание   внешности в динамике

      v  Описание   среды обитания

      v  Психологический   анализ

      Подробное, в деталях воссоздание чувств, мыслей,   побуждений – внутреннего мира персонажа; особое значение имеет изображение «диалектики   души», то есть движение внутренней жизни героя

      v  Речевая   характеристика

      v  Отношение   окружающих персонажей

      • Пейзаж
      • Интерьер
      • Художественная    деталь

      Описание предметов и явлений окружающей персонажа   действительности. Детали, в которых отражается широкое обобщение, могут   выступать как детали-символы

      Экспозиция в литературе — это… Определение и примеры

      Экспозиция в литературе (от лат. expositio — изложение, объяснение) представляет собой описание событий, предшествующих завязке. Ее основные функции: 1) первое знакомство читателя с поэтическим миром произведения, 2) ориентация во времени и пространстве, 3) представление действующих лиц, 4) изображение ситуации до конфликта.

      Вхождение в незнакомый художественный мир, созданный посредством словесных образов, по сравнению с миром реальным, видимым воочию, психологически затруднено. Этот мир не охватишь единым взором. Его приходится вбирать в себя постепенно, последовательно декодировать, штрих за штрихом, кадр за кадром. Читатель должен проделать определенную умственную работу, напрячь все свое воображение, чтобы получить более или менее адекватный образ того, что предлагает ему автор.

      Организуя экспозиционную часть произведения, писатель вынужден считаться с тем, что всегда найдется читатель, у которого просто не хватит терпения преодолеть этот психологический барьер, и книга вернется на полку непрочитанной. Поэтому экспозиции в литературе надлежит быть предельно лаконичной, яркой, выразительной и в то же время информационно емкой. Вместе с тем, решаясь на тот или иной вариант, писатель сообразуется с целым веером дополнительных обстоятельств: или отдает дань привычным стереотипам, соответствующим его темпераменту, идиостилю, или круто меняет стратегию, столкнувшись с мало знакомым ему жизненным материалом, или подчиняется законам некой экстраординарной жанровой формы, например, детектива, или, наконец, стремится сохранить верность художественным канонам определенного метода.

      Легкий, стремительный Пушкин с его летящей, насыщенной глаголами движения фразой, спартанским лаконизмом и аскетической скупостью в описаниях отличался ярко выраженной склонностью к энергичным, кратким экспозициям. "Воздушная громада" «Онегина», спрессованная в "магический кристалл" романа в стихах, довольствуется в качестве экспозиционной части воспроизведением "внутреннего монолога" едущего к богатому дяде племянника, заранее досадующего на предстоящую "скуку / С больным сидеть и день и ночь". Ему ничего не остается, как принять наследство и обживать свалившееся на него имение. Некоторое время новоявленный помещик избегает соседей; наконец, знакомится сначала с Ленским, а затем с Лариными. Не успели мы как следует осмотреться — завязывается конфликт…

      Совершенно иной тип экспозиции предпочитает в своих пьесах А.Н. Островский. Главное для него — характеры: типические характеры в типических обстоятельствах. И то, и другое у писателя-реалиста должно быть доскональнейшим образом детерминировано, а значит воссоздано с предельной степенью достоверности, подробно, в деталях. Поэтому первый акт целиком, а то и начало второго драматург отводит под экспозицию, щедро дополняя ее и после завязки, на протяжении практически всей пьесы. Такова экспозиционная часть "Грозы": с томительной медлительностью разворачиваются перед нами картины, на первый взгляд, спящего мертвым сном "темного царства". Зритель получает возможность окинуть внимательным взором окрестности захолустного Калинова, познакомиться с жизнью его обитателей, с их нравами, характерами. Каждая сцена, каждое явление, каждое произнесенное персонажем слово увеличивают количество художественных аргументов в пользу очевидной реальности, несомненной истинности происходящего.

      Примерно теми же соображениями руководствовался И.А. Гончаров, распространив едва ли не на треть романа гигантскую экспозицию "Обломова". Вопреки аксиоматическому мнению Лессинга о динамической природе литературной образности, заглавный герой произведения упорно бездействует. Если его былинный тезка Илья Муромец «просидел сиднем» тридцать лет и три года, то Илья Ильич Обломов, похоже, готов столько же времени пролежать, не вставая с постели! Наивный хитрец просит каждого посетителя не подходить к нему близко, чтобы не простудить хозяина ("Вы с мороза!"). Читатель уже давно догадался: если Обломов подпустит гостя к себе, придется здороваться с ним за руку, а значит — встать с постели, умыться, одеться и… зажить совершенно несвойственной ему деятельной жизнью. Но, согласно идейному замыслу романа Илья Ильич, в отличие от Штольца, отстраняется от практической деятельности, а неустанная нравственная работа его души, которую не замечает никто, для проницательного читателя несомненна.

      Чего стоят, к примеру, его удивительные « полеты во сне и наяву»! В мгновение ока преодолевая пространство и время, безнадежно инертный герой оказывается в любезной его сердцу Обломовке безгрешным, полным надежд и энергии (!) ребенком, соприкасается с идиллическим миром добрых простодушных людей, тянется к беззаветной нежности покойной матушки. Совершив это путешествие вместе с Обломовым, мы понимаем, что его гиперболизированная, сделавшая его имя нарицательным леность — на самом деле активный протест против бессердечия и бездушия окружающей его жизни. Обломов — не комический, а трагический герой. Недаром он умирает от разрыва сердца!

      Напрашивается вывод: беспрецедентно пространная экспозиция произведения, мотивированная прежде всего доминирующим свойством личности центрального персонажа, естественным и незаметным образом переходит в завязку основного конфликта — неразрешимого противоречия между мечтой и делом, сердцем и рассудком, идеалом и действительностью.

      Экспозиция в литературе (от лат. expositio — изложение, объяснение) представляет собой описание событий, предшествующих завязке. Ее основные функции: 1) первое знакомство читателя с поэтическим миром произведения, 2) ориентация во времени и пространстве, 3) представление действующих лиц, 4) изображение ситуации до конфликта.

      Вхождение в незнакомый художественный мир, созданный посредством словесных образов, по сравнению с миром реальным, видимым воочию, психологически затруднено. Этот мир не охватишь единым взором. Его приходится вбирать в себя постепенно, последовательно декодировать, штрих за штрихом, кадр за кадром. Читатель должен проделать определенную умственную работу, напрячь все свое воображение, чтобы получить более или менее адекватный образ того, что предлагает ему автор.

      Организуя экспозиционную часть произведения, писатель вынужден считаться с тем, что всегда найдется читатель, у которого просто не хватит терпения преодолеть этот психологический барьер, и книга вернется на полку непрочитанной. Поэтому экспозиции в литературе надлежит быть предельно лаконичной, яркой, выразительной и в то же время информационно емкой. Вместе с тем, решаясь на тот или иной вариант, писатель сообразуется с целым веером дополнительных обстоятельств: или отдает дань привычным стереотипам, соответствующим его темпераменту, идиостилю, или круто меняет стратегию, столкнувшись с мало знакомым ему жизненным материалом, или подчиняется законам некой экстраординарной жанровой формы, например, детектива, или, наконец, стремится сохранить верность художественным канонам определенного метода.

      Легкий, стремительный Пушкин с его летящей, насыщенной глаголами движения фразой, спартанским лаконизмом и аскетической скупостью в описаниях отличался ярко выраженной склонностью к энергичным, кратким экспозициям. "Воздушная громада" «Онегина», спрессованная в "магический кристалл" романа в стихах, довольствуется в качестве экспозиционной части воспроизведением "внутреннего монолога" едущего к богатому дяде племянника, заранее досадующего на предстоящую "скуку / С больным сидеть и день и ночь". Ему ничего не остается, как принять наследство и обживать свалившееся на него имение. Некоторое время новоявленный помещик избегает соседей; наконец, знакомится сначала с Ленским, а затем с Лариными. Не успели мы как следует осмотреться — завязывается конфликт…

      Совершенно иной тип экспозиции предпочитает в своих пьесах А.Н. Островский. Главное для него — характеры: типические характеры в типических обстоятельствах. И то, и другое у писателя-реалиста должно быть доскональнейшим образом детерминировано, а значит воссоздано с предельной степенью достоверности, подробно, в деталях. Поэтому первый акт целиком, а то и начало второго драматург отводит под экспозицию, щедро дополняя ее и после завязки, на протяжении практически всей пьесы. Такова экспозиционная часть "Грозы": с томительной медлительностью разворачиваются перед нами картины, на первый взгляд, спящего мертвым сном "темного царства". Зритель получает возможность окинуть внимательным взором окрестности захолустного Калинова, познакомиться с жизнью его обитателей, с их нравами, характерами. Каждая сцена, каждое явление, каждое произнесенное персонажем слово увеличивают количество художественных аргументов в пользу очевидной реальности, несомненной истинности происходящего.

      Примерно теми же соображениями руководствовался И.А. Гончаров, распространив едва ли не на треть романа гигантскую экспозицию "Обломова". Вопреки аксиоматическому мнению Лессинга о динамической природе литературной образности, заглавный герой произведения упорно бездействует. Если его былинный тезка Илья Муромец «просидел сиднем» тридцать лет и три года, то Илья Ильич Обломов, похоже, готов столько же времени пролежать, не вставая с постели! Наивный хитрец просит каждого посетителя не подходить к нему близко, чтобы не простудить хозяина ("Вы с мороза!"). Читатель уже давно догадался: если Обломов подпустит гостя к себе, придется здороваться с ним за руку, а значит — встать с постели, умыться, одеться и… зажить совершенно несвойственной ему деятельной жизнью. Но, согласно идейному замыслу романа Илья Ильич, в отличие от Штольца, отстраняется от практической деятельности, а неустанная нравственная работа его души, которую не замечает никто, для проницательного читателя несомненна.

      Чего стоят, к примеру, его удивительные « полеты во сне и наяву»! В мгновение ока преодолевая пространство и время, безнадежно инертный герой оказывается в любезной его сердцу Обломовке безгрешным, полным надежд и энергии (!) ребенком, соприкасается с идиллическим миром добрых простодушных людей, тянется к беззаветной нежности покойной матушки. Совершив это путешествие вместе с Обломовым, мы понимаем, что его гиперболизированная, сделавшая его имя нарицательным леность — на самом деле активный протест против бессердечия и бездушия окружающей его жизни. Обломов — не комический, а трагический герой. Недаром он умирает от разрыва сердца!

      Напрашивается вывод: беспрецедентно пространная экспозиция произведения, мотивированная прежде всего доминирующим свойством личности центрального персонажа, естественным и незаметным образом переходит в завязку основного конфликта — неразрешимого противоречия между мечтой и делом, сердцем и рассудком, идеалом и действительностью.

      ЭКСПОЗИЦИЯ (в литературе)

      пособие для студ. высш. учеб. заведений: В 2 ч. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003. — Ч.1

      Экспозиция в литературе (от лат. expositio — изложение, объяснение) представляет собой описание событий, предшествующих завязке. Ее основные функции: 1) первое знакомство читателя с поэтическим миром произведения, 2) ориентация во времени и пространстве, 3) представление действующих лиц, 4) изображение ситуации до конфликта.

      Вхождение в незнакомый художественный мир, созданный посредством словесных образов, по сравнению с миром реальным, видимым воочию, психологически затруднено. Этот мир не охватишь единым взором. Его приходится вбирать в себя постепенно, последовательно декодировать, штрих за штрихом, кадр за кадром. Читатель должен проделать определенную умственную работу, напрячь все свое воображение, чтобы получить более или менее адекватный образ того, что предлагает ему автор.

      Организуя экспозиционную часть произведения, писатель вынужден считаться с тем, что всегда найдется читатель, у которого просто не хватит терпения преодолеть этот психологический барьер, и книга вернется на полку непрочитанной. Поэтому экспозиции в литературе надлежит быть предельно лаконичной, яркой, выразительной и в то же время информационно емкой. Вместе с тем, решаясь на тот или иной вариант, писатель сообразуется с целым веером дополнительных обстоятельств: или отдает дань привычным стереотипам, соответствующим его темпераменту, идиостилю, или круто меняет стратегию, столкнувшись с мало знакомым ему жизненным материалом, или подчиняется законам некой экстраординарной жанровой формы, например, детектива, или, наконец, стремится сохранить верность художественным канонам определенного метода.

      Легкий, стремительный Пушкин с его летящей, насыщенной глаголами движения фразой, спартанским лаконизмом и аскетической скупостью в описаниях отличался ярко выраженной склонностью к энергичным, кратким экспозициям.

      "Воздушная громада" «Онегина», спрессованная в "магический кристалл" романа в стихах, довольствуется в качестве экспозиционной части воспроизведением "внутреннего монолога" едущего к богатому дяде племянника, заранее досадующего на предстоящую "скуку / С больным сидеть и день и ночь". Ему ничего не остается, как принять наследство и обживать свалившееся на него имение. Некоторое время новоявленный помещик избегает соседей; наконец, знакомится сначала с Ленским, а затем с Лариными. Не успели мы как следует осмотреться — завязывается конфликт…

      Совершенно иной тип экспозиции предпочитает в своих пьесах А.Н. Островский. Главное для него — характеры: типические характеры в типических обстоятельствах. И то, и другое у писателя-реалиста должно быть доскональнейшим образом детерминировано, а значит воссоздано с предельной степенью достоверности, подробно, в деталях. Поэтому первый акт целиком, а то и начало второго драматург отводит под экспозицию, щедро дополняя ее и после завязки, на протяжении практически всей пьесы. Такова экспозиционная часть "Грозы": с томительной медлительностью разворачиваются перед нами картины, на первый взгляд, спящего мертвым сном "темного царства". Зритель получает возможность окинуть внимательным взором окрестности захолустного Калинова, познакомиться с жизнью его обитателей, с их нравами, характерами. Каждая сцена, каждое явление, каждое произнесенное персонажем слово увеличивают количество художественных аргументов в пользу очевидной реальности, несомненной истинности происходящего.

      Примерно теми же соображениями руководствовался И.А. Гончаров, распространив едва ли не на треть романа гигантскую экспозицию "Обломова". Вопреки аксиоматическому мнению Лессинга о динамической природе литературной образности, заглавный герой произведения упорно бездействует.

      Что такое экспозиция,завязка,композиция,развязка,и кульминация ?

      Если его былинный тезка Илья Муромец «просидел сиднем» тридцать лет и три года, то Илья Ильич Обломов, похоже, готов столько же времени пролежать, не вставая с постели! Наивный хитрец просит каждого посетителя не подходить к нему близко, чтобы не простудить хозяина ("Вы с мороза!"). Читатель уже давно догадался: если Обломов подпустит гостя к себе, придется здороваться с ним за руку, а значит — встать с постели, умыться, одеться и… зажить совершенно несвойственной ему деятельной жизнью. Но, согласно идейному замыслу романа Илья Ильич, в отличие от Штольца, отстраняется от практической деятельности, а неустанная нравственная работа его души, которую не замечает никто, для проницательного читателя несомненна.

      Чего стоят, к примеру, его удивительные « полеты во сне и наяву»! В мгновение ока преодолевая пространство и время, безнадежно инертный герой оказывается в любезной его сердцу Обломовке безгрешным, полным надежд и энергии (!) ребенком, соприкасается с идиллическим миром добрых простодушных людей, тянется к беззаветной нежности покойной матушки. Совершив это путешествие вместе с Обломовым, мы понимаем, что его гиперболизированная, сделавшая его имя нарицательным леность — на самом деле активный протест против бессердечия и бездушия окружающей его жизни. Обломов — не комический, а трагический герой. Недаром он умирает от разрыва сердца!

      Напрашивается вывод: беспрецедентно пространная экспозиция произведения, мотивированная прежде всего доминирующим свойством личности центрального персонажа, естественным и незаметным образом переходит в завязку основного конфликта — неразрешимого противоречия между мечтой и делом, сердцем и рассудком, идеалом и действительностью.

      Экспозиция в литературе (от лат. expositio — изложение, объяснение) представляет собой описание событий, предшествующих завязке. Ее основные функции: 1) первое знакомство читателя с поэтическим миром произведения, 2) ориентация во времени и пространстве, 3) представление действующих лиц, 4) изображение ситуации до конфликта.

      Вхождение в незнакомый художественный мир, созданный посредством словесных образов, по сравнению с миром реальным, видимым воочию, психологически затруднено. Этот мир не охватишь единым взором. Его приходится вбирать в себя постепенно, последовательно декодировать, штрих за штрихом, кадр за кадром. Читатель должен проделать определенную умственную работу, напрячь все свое воображение, чтобы получить более или менее адекватный образ того, что предлагает ему автор.

      Организуя экспозиционную часть произведения, писатель вынужден считаться с тем, что всегда найдется читатель, у которого просто не хватит терпения преодолеть этот психологический барьер, и книга вернется на полку непрочитанной. Поэтому экспозиции в литературе надлежит быть предельно лаконичной, яркой, выразительной и в то же время информационно емкой. Вместе с тем, решаясь на тот или иной вариант, писатель сообразуется с целым веером дополнительных обстоятельств: или отдает дань привычным стереотипам, соответствующим его темпераменту, идиостилю, или круто меняет стратегию, столкнувшись с мало знакомым ему жизненным материалом, или подчиняется законам некой экстраординарной жанровой формы, например, детектива, или, наконец, стремится сохранить верность художественным канонам определенного метода.

      Легкий, стремительный Пушкин с его летящей, насыщенной глаголами движения фразой, спартанским лаконизмом и аскетической скупостью в описаниях отличался ярко выраженной склонностью к энергичным, кратким экспозициям. "Воздушная громада" «Онегина», спрессованная в "магический кристалл" романа в стихах, довольствуется в качестве экспозиционной части воспроизведением "внутреннего монолога" едущего к богатому дяде племянника, заранее досадующего на предстоящую "скуку / С больным сидеть и день и ночь". Ему ничего не остается, как принять наследство и обживать свалившееся на него имение. Некоторое время новоявленный помещик избегает соседей; наконец, знакомится сначала с Ленским, а затем с Лариными. Не успели мы как следует осмотреться — завязывается конфликт…

      Совершенно иной тип экспозиции предпочитает в своих пьесах А.Н. Островский. Главное для него — характеры: типические характеры в типических обстоятельствах. И то, и другое у писателя-реалиста должно быть доскональнейшим образом детерминировано, а значит воссоздано с предельной степенью достоверности, подробно, в деталях. Поэтому первый акт целиком, а то и начало второго драматург отводит под экспозицию, щедро дополняя ее и после завязки, на протяжении практически всей пьесы. Такова экспозиционная часть "Грозы": с томительной медлительностью разворачиваются перед нами картины, на первый взгляд, спящего мертвым сном "темного царства". Зритель получает возможность окинуть внимательным взором окрестности захолустного Калинова, познакомиться с жизнью его обитателей, с их нравами, характерами. Каждая сцена, каждое явление, каждое произнесенное персонажем слово увеличивают количество художественных аргументов в пользу очевидной реальности, несомненной истинности происходящего.

      Примерно теми же соображениями руководствовался И.А. Гончаров, распространив едва ли не на треть романа гигантскую экспозицию "Обломова". Вопреки аксиоматическому мнению Лессинга о динамической природе литературной образности, заглавный герой произведения упорно бездействует. Если его былинный тезка Илья Муромец «просидел сиднем» тридцать лет и три года, то Илья Ильич Обломов, похоже, готов столько же времени пролежать, не вставая с постели! Наивный хитрец просит каждого посетителя не подходить к нему близко, чтобы не простудить хозяина ("Вы с мороза!"). Читатель уже давно догадался: если Обломов подпустит гостя к себе, придется здороваться с ним за руку, а значит — встать с постели, умыться, одеться и… зажить совершенно несвойственной ему деятельной жизнью. Но, согласно идейному замыслу романа Илья Ильич, в отличие от Штольца, отстраняется от практической деятельности, а неустанная нравственная работа его души, которую не замечает никто, для проницательного читателя несомненна.

      Чего стоят, к примеру, его удивительные « полеты во сне и наяву»! В мгновение ока преодолевая пространство и время, безнадежно инертный герой оказывается в любезной его сердцу Обломовке безгрешным, полным надежд и энергии (!) ребенком, соприкасается с идиллическим миром добрых простодушных людей, тянется к беззаветной нежности покойной матушки.

      Экспозиция (литературоведение)

      Совершив это путешествие вместе с Обломовым, мы понимаем, что его гиперболизированная, сделавшая его имя нарицательным леность — на самом деле активный протест против бессердечия и бездушия окружающей его жизни. Обломов — не комический, а трагический герой. Недаром он умирает от разрыва сердца!

      Напрашивается вывод: беспрецедентно пространная экспозиция произведения, мотивированная прежде всего доминирующим свойством личности центрального персонажа, естественным и незаметным образом переходит в завязку основного конфликта — неразрешимого противоречия между мечтой и делом, сердцем и рассудком, идеалом и действительностью.