В английском языке общим словом для обозначения человека, собирающего что-либо, является слово collector . Например, a fossil collector , a doll collector или a meteorite collector .

   Для собирателей целого ряда предметов есть специальные слова:

   • philatelist – человек, который собирает марки ;

   • numismatist – коллекционер монет и банкнот ;

   • lepidopterist – человек, который изучает или коллекционирует бабочек и мотыльков ;

   • coleopterist – человек, который изучает или коллекционирует жуков ;

   • dipterist – человек, который изучает или коллекционирует двукрылых насекомых — комаров и мух ;

   • arctophile – собиратель плюшевых медведей ;

   • oologist – коллекционер птичьих яиц ;

   • conchologist – человек, который изучает или коллекционирует раковины моллюсков ;

   • deltiologist – тот, кто увлекается коллекционированием и изучением почтовых открыток ;

   • notaphilist – коллекционер банкнот ;

   • scripophilist – собиратель старых облигаций и сертификатов акций (old bonds and share certificates);

   • tegestologist – собиратель подставок под пивные кружки ;

   • phillumenist – коллекционер спичечных коробков или их этикеток .

Кто и для чего собирают марки?

   По данным редакции oxforddictionaries.com, только несколько слов из этого списка стали широко употребительными. В целом, однословные названия коллекционеров используются очень редко или наряду со словосочетаниями, включающими слово коллекционер и название предмета коллекционирования.

   Хотя ни одно из этих слов не фиксирует негативный смысл коллекционирования, частное коллекционирование природных материалов, экспонатов флоры и фауны может носить антиобщественный характер, если наносит ущерб природе или препятствует научным изысканиям. Так, в целях охраны природы, в Великобритании запрещено коллекционирование яиц диких животных с 1954 года. В Австралии сокрытие находки метеорита грозит тюремным заключением.

Не называйте коллекционера монет филателистом . Это слово зарезервировано для людей, которые собирают марки. Если вы станете филателистом , начните экономить эти старые конверты. В начале филателиста дает намек на его смысл: это означает , что «любовь» — франкофил это человек , который любит Францию. Греческая ателия означала «освобождение от оплаты», освобождение, которое было отмечено печатью. Таким образом, филателист буквально является человеком, который «любит штампы». Мир филателиста — странный и крошечный. Интересно, почему кто-то начинает собирать марки в первую очередь.

Названия видов коллекционирования – кто и что собирает и как это правильно звучит!

Возможно, это красивые картинки.

Первые почтовые марки были предоставлены 1 мая 1840 года в Англии, и это не заняло много времени, когда возникло желание собирать штампы. В течение года молодая лондонская дама позволяла ему быть известным в газетной рекламе, что она «хотела покрыть свою раздевалку отмененными почтовыми марками». Филателия была жива и хорошо с тех пор, хотя современные филателисты, в том числе рок-звезды, английские короли и американские президенты, с большей вероятностью помещают марки, которые они собирают в специальных альбомах.

Слово «филателия» — английская версия французского слова «филателия», придуманная Жоржем Херпином в 1864 году. Герпин заявил, что марки были собраны и изучены в течение предыдущих шести или семи лет, и для лучшего имени новое хобби, чем тембромания , которому не нравилось. Он взял греческое коренное слово φιλ  — phil  — , что означает «притяжение или близость к чему-то», и ἀτέλεια ateleia , что означает «освобождение от пошлин и налогов», чтобы сформировать «филателию».

Введение почтовых марок означало, что получение писем было теперь бесплатным, в то время как перед марками было нормально оплачивать почтовые расходы получателем письма.

Альтернативные термины «timbromania», «timbrophily» и «timbrology» постепенно вышли из употребления, поскольку филателия получила признание в 1860-х годах.

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

   В английском языке общим словом для обозначения человека, собирающего что-либо, является слово collector . Например, a fossil collector , a doll collector или a meteorite collector .

   Для собирателей целого ряда предметов есть специальные слова:

   • philatelist – человек, который собирает марки ;

   • numismatist – коллекционер монет и банкнот ;

   • lepidopterist – человек, который изучает или коллекционирует бабочек и мотыльков ;

   • coleopterist – человек, который изучает или коллекционирует жуков ;

   • dipterist – человек, который изучает или коллекционирует двукрылых насекомых — комаров и мух ;

   • arctophile – собиратель плюшевых медведей ;

   • oologist – коллекционер птичьих яиц ;

   • conchologist – человек, который изучает или коллекционирует раковины моллюсков ;

   • deltiologist – тот, кто увлекается коллекционированием и изучением почтовых открыток ;

   • notaphilist – коллекционер банкнот ;

   • scripophilist – собиратель старых облигаций и сертификатов акций (old bonds and share certificates);

   • tegestologist – собиратель подставок под пивные кружки ;

   • phillumenist – коллекционер спичечных коробков или их этикеток .

   По данным редакции oxforddictionaries.com, только несколько слов из этого списка стали широко употребительными. В целом, однословные названия коллекционеров используются очень редко или наряду со словосочетаниями, включающими слово коллекционер и название предмета коллекционирования.

Коллекционирование

   Хотя ни одно из этих слов не фиксирует негативный смысл коллекционирования, частное коллекционирование природных материалов, экспонатов флоры и фауны может носить антиобщественный характер, если наносит ущерб природе или препятствует научным изысканиям. Так, в целях охраны природы, в Великобритании запрещено коллекционирование яиц диких животных с 1954 года. В Австралии сокрытие находки метеорита грозит тюремным заключением.

Знаменитые филателисты

1 мая 1840 года в Великобритании выпущена первая марка, известная как «Чёрный пенни». Это событие можно назвать отправной точкой в истории филателии. Кто такие филателисты? В голове всплывает образ неприглядного мальчонки в больших очках, отчаянно штурмующего почтовые отделения. Но на самом деле в рядах знаменитых коллекционеров есть весьма колоритные фигуры.

Одним из первых собирателей был британский зоолог Джон Эдвард Грей. Когда только почтовые марки поступили в обиход, он первый купил себе квартблок с целью создания коллекции. Грей интересовался всеми марками мира, а в 1861 году издал первый предшественник сегодняшних каталогов.

Обладателем самого крупного и уникального частного собрания марок был итальянец Филипп ля Ренотьер де Феррари, живший в Париже на рубеже XIX и ХХ веков. Несмотря на довольно-таки большой временной разрыв, его коллекция и по сей день считается самой обширной и богатой на разнообразные филателистические редкости. Путешествуя по Европе, он скупал понравившиеся знаки почтовой оплаты, не торгуясь и не обращая особого внимания на подлинность.

Конечно, находились и те, кто пользовался этой посредственностью. Поэтому в его коллекции помимо уникальных экземпляров появлялись «ложные сокровища». В связи с этим в обиход вошло слово «ферраритет», обозначающее фальшивую марку.

Теодор Стейнвей пытался вывести филателистическое увлечение в массы. Если до него большинство коллекционеров подходили к делу почти с научной точностью, считая, что необходим какой-то багаж определенных знаний в этой сфере, то Стейнвей пытался заинтересовать среднестатистическую прослойку. Иногда его даже называли «филателистом по связям с публикой». Именно он один из первых предложил и начал развивать тематический принцип собирания.

Филателистический интерес проявляли и люди, закрепившие свое имя в истории совсем в другой сфере.

Так, например, король Англии Георг V был заядлым коллекционером. Именно его считают основателем династического собрания. По сей день сохранилась одна занимательная история: король инкогнито приобрел легендарную марку острова Маврикий 1847 года на одном из филателистических аукционов Лондона за 1450 фунтов стерлингов. Однажды, принимая гостей, он рассказал своему другу об удачнейшем приобретении знакомого. Однако его друг, услышав стоимость, назвал этого таинственного человека легкомысленным и наивным, так как только такой смог бы заплатить эту сумму за какой-то кусочек бумаги. Георг V рассмеялся и признался, что этот человек – он сам.

По некоторым источникам и у последнего царя России Николая II была тоже обширная коллекция марок. А одну с изображением Тифлисской городской почты он отдал уже упомянутому Георгу V за полк шотландских стрелков.

Франклин Рузвельт, будучи еще губернатором Нью-Йорка, являлся членом Американского Филателистического Общества. Он изменил даже дизайн марок США, изображавших федеральные статуи. Зная его увлеченность, Сталин на Ялтинской конференции лично подарил американскому президенту советскую марку «Перелет Москва – Сан-Франциско через Северный полюс 1935 год».

Как коллекционировать почтовые марки

Был выпущен ограниченный тираж экземпляров в этой тематике, и почтовые отделения брали на абордаж.

Так какой-то небольшой кусочек бумаги может служить связующим звеном между видными политическими деятелями и обычными людьми. Список можно продолжать, не ограничиваясь только руководящей верхушкой. Александр Блок, Валерий Брюсов, Джон Ленон, Альберт Эйнштейн – все они питали слабость к маленькой почтовой марке.

Анна Дякина



жЙМПЛБТФЙС (ПФ ЗТЕЮ. phileo — МАВМА Й МБФ. carta, charta (ЗТЕЮ. chartes) — ВХНБЗБ, ЙУРЙУБООЩК МЙУФ, ЛОЙЗБ) — ЬФП ЛПММЕЛГЙПОЙТПЧБОЙЕ, ЛБЛ РТБЧЙМП ЙММАУФТЙТПЧБООЩИ, РПЮФПЧЩИ ЛБТФПЮЕЛ (ПФЛТЩФПЛ).

жЙМПЛБТФЙС ЪБТПДЙМБУШ Ч ЛПОГЕ 19 Ч., ЛПЗДБ ОБЮБМУС НБУУПЧЩК ЧЩРХУЛ ПФЛТЩФПЛ, РПМХЮЙЧЫЙИ НЕЦДХОБТПДОПЕ ТБУРТПУФТБОЕОЙЕ ЛБЛ УБНЩК ДЕЫЈЧЩК ЧЙД РПЮФПЧПЗП ПФРТБЧМЕОЙС. рЕТЧБС ПФЛТЩФЛБ ЧЩРХЭЕОБ Ч 1869 Ч бЧУФТП-чЕОЗТЙЙ (Ч тПУУЙЙ Ч 1872), РЕТЧЩЕ ЙММАУФТЙТПЧБООЩЕ — Ч 1870 Ч зЕТНБОЙЙ Й жТБОГЙЙ (Ч тПУУЙЙ Ч 1895), РЕТЧЩЕ УПЧЕФУЛЙЕ — Ч ОПСВТЕ 1917.

Как называется коллекционер марок?

ч 1878 ОБ чУЕНЙТОПН РПЮФПЧПН ЛПОЗТЕУУЕ Ч рБТЙЦЕ РТЙОСФ НЕЦДХОБТПДОЩК УФБОДБТФ ПФЛТЩФЛЙ: 9×14 УН, Ч 1925 — 10,5×14,8 УН; РЕТЧПОБЮБМШОП ПВПТПФОБС УФПТПОБ РТЕДОБЪОБЮБМБУШ ДМС БДТЕУБ (УРЕГЙБМШОПЗП НЕУФБ ДМС РЙУШНБ ОЕ РТЕДХУНБФТЙЧБМПУШ), У 1904 ЕЈ МЕЧБС РПМПЧЙОБ ПФЧЕДЕОБ ДМС РЙУШНБ.

уПЧТЕНЕООЩЕ ЙММАУФТЙТПЧБООЩЕ ПФЛТЩФЛЙ ДЕМСФУС ОБ ИХДПЦЕУФЧЕООЩЕ (ТЕРТПДХЛГЙПООЩЕ Й ПТЙЗЙОБМШОЩЕ) Й ДПЛХНЕОФБМШОЩЕ (ЖПФППФЛТЩФЛЙ). пФЛТЩФЛЙ, ЧЩРХУЛБЕНЩЕ РПЮФПЧЩНЙ ЧЕДПНУФЧБНЙ, ЙНЕАФ ОБРЕЮБФБООЩК ЪОБЛ РПЮФПЧПК ПРМБФЩ, ОБ ПФЛТЩФЛБИ ИХДПЦЕУФЧЕООЩИ Й ДТ. ЙЪДБФЕМШУФЧ РТЕДХУНПФТЕОП НЕУФП ДМС ЕЗП ОБЛМЕКЛЙ.

жЙМПЛБТФЙС ОБЮБМБУШ У УПВЙТБОЙС ЧЙДПЧЩИ Й ЬФОПЗТБЖЙЮЕУЛЙИ ПФЛТЩФПЛ, ЛПФПТЩЕ ВЩМЙ ПДОЙН ЙЪ ОБЙВПМЕЕ ДПУФХРОЩИ УТЕДУФЧ ЪОБЛПНУФЧБ У РТЙТПДПК, ВЩФПН Й ЛХМШФХТПК ОБТПДПЧ НЙТБ. жЙМПЛБТФЙС УЩЗТБМБ ЪОБЮЙФЕМШОХА ТПМШ Ч РПРХМСТЙЪБГЙЙ РТПЙЪЧЕДЕОЙК ЙЪПВТБЪЙФЕМШОПЗП ЙУЛХУУФЧБ, ЬЛУРПОЙТХЕНЩИ Ч НХЪЕСИ Й ОБ ЧЩУФБЧЛБИ.

пФЛТЩФЛЙ У ЙЪПВТБЦЕОЙСНЙ УПЧТЕНЕООЩИ ЙИ ЧЩРХУЛХ ЙУФПТЙЮЕУЛЙИ, ЗЕПЗТБЖЙЮЕУЛЙИ, БТИЙФЕЛФХТОЩИ Й ДТ. ПВЯЕЛФПЧ, РБНСФОЙЛПЧ НБФЕТЙБМШОПК ЛХМШФХТЩ Й Ф.Р., РТЙПВТЕФБС УП ЧТЕНЕОЕН ИБТБЛФЕТ ДПЛХНЕОФБМШОЩИ ЙУФПЮОЙЛПЧ, УВМЙЪЙМЙ ЖЙМПЛБТФЙА УП ЧУРПНПЗБФЕМШОЩНЙ ЙУФПТЙЮЕУЛЙНЙ ДЙУГЙРМЙОБНЙ. ч ЛПОГЕ XIX — ОБЮБМЕ XX ЧЧ. ЧПЪОЙЛМЙ РЕТЧЩЕ ПТЗБОЙЪБГЙЙ ЖЙМПЛБТФЙУФПЧ. уФБМЙ ЙЪДБЧБФШУС УРЕГЙБМШОЩЕ ЦХТОБМЩ Й ЛБФБМПЗЙ (Ч зЕТНБОЙЙ, бЧУФТП-чЕОЗТЙЙ, жТБОГЙЙ, тПУУЙЙ, чЕМЙЛПВТЙФБОЙЙ, уыб, йФБМЙЙ, ыЧЕКГБТЙЙ, йУРБОЙЙ Й ДТ.), УПУФПСМЙУШ НЕЦДХОБТПДОЩЕ ЧЩУФБЧЛЙ (Ч мЕКРГЙЗЕ, рЕФЕТВХТЗЕ, оЙГГЕ, рБТЙЦЕ, жМПТЕОГЙЙ, оАТОВЕТЗЕ, мПОДПОЕ Й ДТ.), ЛПОЗТЕУУЩ ЛПММЕЛГЙПОЕТПЧ Й ЙЪДБФЕМЕК ПФЛТЩФПЛ (Ч мЕКРГЙЗЕ — 1896, 1910; оЙГГЕ — 1899).

ч ОБЮБМЕ 20 Ч. ЖЙМПЛБТФЙС УФБМБ ПДОЙН ЙЪ РПРХМСТОЩИ ЧЙДПЧ ЛПММЕЛГЙПОЙТПЧБОЙС, ЮЕНХ УРПУПВУФЧПЧБМЙ НБУУПЧЩК ЧЩРХУЛ ТБЪОППВТБЪОЩИ РП ФЕНБФЙЛЕ (ЗЕПЗТБЖЙС, ЬФОПЗТБЖЙС, ЙУФПТЙС, ТБЪМЙЮОЩЕ ЧЙДЩ ЙУЛХУУФЧБ, ФЕИОЙЛБ, УРПТФ, РПТФТЕФЩ Й Ф.Д.) Й ЧЩУПЛПЛБЮЕУФЧЕООЩИ РП ИХДПЦЕУФЧЕООПНХ Й РПМЙЗТБЖЙЮЕУЛПНХ ЙУРПМОЕОЙА РПЮФПЧЩИ ПФЛТЩФПЛ Й ЪОБЮЙФЕМШОП ТБУЫЙТЙЧЫЙКУС У ХЛТЕРМЕОЙЕН НЕЦДХОБТПДОЩИ УЧСЪЕК РПЮФПЧЩК ПВНЕО НЕЦДХ УФТБОБНЙ.

пФЕЮЕУФЧЕООЩЕ ЖЙМПЛБТФЙУФЩ (РЕТЧЩЕ ПВЯЕДЙОЕОЙС ВЩМЙ ПУОПЧБОЩ Ч 30-Е ЗЗ. Ч нПУЛЧЕ Й мЕОЙОЗТБДЕ) ЧЕДХФ ТБВПФХ Ч ТБНЛБИ чУЕУПАЪОПЗП ПВЭЕУФЧБ ЖЙМБФЕМЙУФПЧ.

вуь (н.у. ъБВПЮЕОШ, о.у. фБЗТЙО)

ПОЖЕЛТЕВШИЕ КАПИТАЛЫ

В январе 2006 г состоялся первый в России аукцион старинных открыток. Несмотря на то, что самый дорогой лот ушел за «жалкие» 10 тыс. рублей, специалисты пророчат этому рынку бурное развитие, а ценителям антиквариата — большие доходы. 

Интерес к инвестициям в произведения искусства уже давно перестал быть уделом избранных, а сравнение динамики роста цен на рынке антиквариата с индексами фондового рынка не делает только ленивый.

Правда, до самого последнего времени в тени оставался рынок почтовых открыток. Оно и понятно — размах не тот: вместо громких аукционов Sotheby’s и Christie’s — онлайновый eBay или единичные специализированные форумы. Вместо миллионов долларов за предмет старины — не больше нескольких тысяч «зеленых». Вместо полчищ ценителей — горстка энтузиастов.

Однако коллекционирование старинных и раритетных открыток стремительно входит в моду, и для собирателей это увлечение может превратиться в весьма выгодную страсть.

«Я сейчас сижу в так называемой засаде, — доверительно сообщает 32-летний Леонид, занимающийся скупкой открыток для коллекционеров из России и США. — Через два часа мне надо «выстрелить» на eBay по заданию коллекционера из Мурманска по лоту из трех открыток начала XX века. Сейчас ставка $144, а я должен купить их максимум за $300». Для Леонида это хобби, но в последнее время оно стало приносить солидную прибыль — число клиентов растет как на дрожжах.

Увеличивающийся интерес к старым открыткам подвиг даже флагмана отечественного аукционного рынка, аукционный дом «Гелос», на проведение первых в России торгов этими предметами антиквариата. Ожидания аукционеров оправдались — из 50 лотов с молотка ушли 34.

Правда, российский рынок до сих пор сохраняет все признаки «дикого». По-настоящему редкие открытки стоимостью 5,5—8 тыс. рублей так и не обрели на «Гелосе» владельцев, в то время как оцененная организаторами аукциона в 2 тыс. рублей открытка с видом Москвы (1895) ушла с молотка аж за 10 тыс. рублей.

Российские коллекционеры открыток пока не привыкли к «свету», объясняют эксперты, им милее просторы Интернета, где можно самостоятельно как купить, так и продать работы, прохлада букинистических магазинов и услуги таких посредников, как Леонид. 

«Говорить об открытках как способе инвестирования средств в России пока очень рано», — уверен эксперт аукционного дома «Гелос» Николай Махонин. Но с ним не согласны коллекционеры. «Последние пара лет стали для рынка открыток знаковыми, — уверен коммерческий директор компании «Библио-Посткард» АрсенМелитонян. — Раньше на открытки как на объект инвестирования никто внимания вообще не обращал. Теперь же очевидно, что нынешняя неразвитость рынка хранит в себе громадный потенциал роста».

К тому же более демократичное направление в искусстве найти сложно. «Входной билет» может обойтись в пару сотен долларов — выкладывать за понравившийся кусочек картона баснословные суммы не обязательно. Подавляющее большинство работ на отечественном рынке филокартии (коллекционирования открыток) стоит от $15 до $200. 

О пользе вида

Цена открытки складывается из таких факторов, как степень ее редкости, имя автора, тема и даже то, прошла она почту или нет. По словам Арсена Мелитоняна, наличие редких почтовых штемпелей автоматически повышает стоимость открытки. Например, бесценные для кого-то в свое время почтовые карточки от отцов, мужей и любимых из фронтового госпиталя ныне приобретают вполне ощутимое денежное выражение.

Еще выше ценятся «свидетели» памятных событий. Например, в 2005 году на торгах аукционного дома Bonhams & Butterfields самым дорогим лотом стало меню для пассажиров 3-го класса в виде открытки с фотографией «Титаника». Лот был продан за $44,6 тыс.

Влияет на цену открытки и редкость сюжета — будь то виды города или самобытная национальная тема. «Например, если на открытке изображена синагога, меньше $200 она стоить уже не будет», — уверяет один из филокартистов.

Обращают внимание коллекционеры и на имя автора. На открыточном рынке тоже есть свои герои — скажем, работы известного чешского модерниста начала ХХ века Альфонса Мухи редко стоят менее $1 тыс. Раритетный экземпляр и вовсе может оцениваться в $10 тыс.

Дорогими экспонатами также являются почтовые карточки, принадлежавшие известным людям. Пару лет назад в Монреале были проданы четыре наброска Адольфа Гитлера и две подписанные им рождественские открытки. В сумме это «собрание» потянуло на $26,8 тыс.

Рождественская открытка, которую идол 90-х прошлого столетия Курт Кобейн нарисовал в шестилетнем возрасте, ушла с молотка за $16 тыс., а открытка, подписанная в свое время Джоном Кеннеди и его супругой Жаклин, была продана на одном из аукционов за $10,3 тыс.

В среднем цена на раритетные открытки на Западе растет на 10% в год. Хотя по сравнению с другими предметами антиквариата за открытки выкладывают очень скромные суммы. Например, в 2001 году первая рождественская открытка в Великобритании, датированная 1840 годом, была продана всего за 22 тыс. фунтов.

Впрочем, для россиян и такие цифры пока запредельны. Но из-за недооцененности рынка некоторые работы дорожают гораздо быстрее, чем на на Западе. В среднем стоимость отечественных открыток растет на 20—25% в год. И такая динамика, по оценке Арсена Мелитоняна, будет сохраняться в течение ближайших пяти лет, пока рынок не стабилизируется.

Сейчас всплеск интереса к кому-либо из авторов обусловлен в основном выходом каталога его работ. Так, после издания пару лет назад каталога с открытками Елизаветы Бем (в них использовались детские образы, сюжеты русских пословиц и поговорок) цены на отдельные ее работы подскочили с $50—100 до $180—200. В целом же, по словам Николая Махонина, за два года стоимость работ Бем выросла в два раза!

Растут цены и на открытки художника Ивана Билибина, изданные в 20-е годы прошлого века во Франции. Два года назад его авторская открытка стоила $20, сейчас ее цена доходит до $85—90.

Впечатляющую динамику роста демонстрируют цены на открытки Бориса Зворыкина. Стоимость его работ увеличилась за последние три года на 300%! Похожими темпами растут цены на открытки издательств Ольги Дьяковой и Иосифа Кнебеля, выпускавших художественные карточки с репродукциями произведений русских классиков. «И это не предел, сюжеты их открыток абсолютно оригинальны!» — воодушевленно рассказывает эксперт одного из букинистических магазинов.

Растет и стоимость открыток с видами Москвы издания Шерера (1902—1903). Три года назад их покупали по 700—800 рублей, сейчас — уже 1,5—2 тыс. По словам Николая Махонина, все больший интерес у отечественных филокартистов вызывают открытки начала XX века, вышедшие в издательстве Ильи Лапина в Париже.

Недооцененными, по мнению экспертов, остаются советские открытки 20—30-х годов прошлого века (диапазон цен — от 300 до 7,5 тыс. рублей). Поскольку каталог этих работ вышел совсем недавно, всплеск интереса к данной теме и, соответственно, рост цен неминуем. «Эти открытки интересуют многих коллекционеров, в них раскрывается жизнь тех лет гораздо шире, чем, скажем, в искусстве плаката», — уверяют эксперты.

Также коллекционеры уверены: нас ждет бум интереса к открыткам, изданным в Ленинграде во время блокады (сейчас готовится к выходу соответствующий каталог), а через несколько лет и к открыткам на тему победы над французами в 1812 году (близится 200-летие сего знаменательного события). 

Болезни роста

Впрочем, как и на всяком рынке, цены на почтовые карточки не только растут. Так, стоимость открыток, воспроизводящих работы графа Муравьева и Юлия Клевера, за последние несколько лет снизилась с $20 до $10. Гораздо меньше интересуют сегодня собирателей и открытки в стиле ню. Если в советское время они стоили примерно столько же, сколько и открытки, нарисованные художником Львом Бакстом, то теперь цены на ню редко поднимаются выше $10 за экземпляр, а работы Бакста стартуют с $40.

«В советское время открытки этой тематики символизировали некий запретный плод, были очень модными, а теперь обнаженкой, даже высокохудожественной, никого не удивить», — объясняет бывший военный летчик, а ныне частный коллекционер Сергей Шуков.

По словам Николая Махонина из «Гелоса», стремительно теряют в цене и модные еще недавно открытки с изображением царской семьи, изданные за рубежом. Буквально за полгода цена на них упала с $100 до $50. Причина банальна — слишком много таких «изделий» хлынуло на наш рынок. Однако на этом рынке есть и островки относительной стабильности. Так, открытки немецкого издательства Wiener Werkstaette, выходившие в начале XX века (средняя цена — $5—7 тыс., а пару лет назад одна из открыток ушла за 12 тыс. евро), вряд ли в ближайшие годы значительно вырастут или упадут в цене. Та же ситуация с открытками издательства «Сегодняшний Лубок», нарисованными Маяковским и Малевичем (средняя цена — $1 тыс.).

Разобраться в таком многообразии авторов, издателей и тем самостоятельно практически нереально. Однако помощь профессионала влетит потенциальному инвестору в копеечку. Такие «дилеры», как Леонид, берут за свои услуги около 30% от суммы закордонной покупки. Специалисты антикварных магазинов оставляют себе около 20—30% от стоимости открытки по каталогу. Независимых же экспертов в стране пока нет.

Коллекционеры в английском языке

Но, по словам Арсена Мелитоняна, лет через пять рынок должен стабилизироваться и лет через десять приобрести цивилизованный вид.

Так что, наткнувшись в чулане на запылившиеся пожелтевшие кусочки бумаги, не спешите отправлять их в мусорное ведро. Полученное бабушкой послание полувековой давности может сделать вас чуточку богаче.

Международная классификация старинных открыток по сохранности

Когда Вы покупаете, продаете или меняете старые (дореволюционные) открытки, Вы и Ваш партнер хотят знать состояние открытки. Для этого существует принятая во всем мире классификация открыток в зависимости от их состояния:

  • М — абсолютно новая открытка, как будто только поступившая из печати. Нет марок, изгибов, складок. Нет ни письма, ни почтового штемпеля, ни меток альбома. Чистая и "новая" открытка. На практике редко встречается.
  • NM — почти как новая открытка. Почти как открытка типа "М", но заметно очень легкое старение, либо небольшие характерные вмятины от долгого нахождения в альбоме без передвижения.
  • EX — отличная открытка. Почти как открытка типа "М" без изгибов и складок, без округленных или чуть помятых углов и без меток альбома. Может быть с письмом и штемпелем только на адресной стороне. Чистое изображение на лицевой стороне.
  • VG — очень хорошая открытка. Углы могут быть немного округлены (или подрезаны). Могут быть метки альбома на лицевой стороне. Можно заметить едва заметную складку или изгиб, которые не портят лицевую сторону открытки. Может иметь письмо, марку и штемпель на оборотной стороне открытки.
  • G — хорошая открытка. Углы могут быть заметно тупые или округленные с заметными небольшими изгибами, складками и метками альбома. Может иметь письмо, марку и штемпель на оборотной стороне открытки.

FR — "ярмарка". Открытка повреждена краской, складками, письмом на лицевой стороне. Следует добавить сюда реставрированные открытки. Такие открытки интересны для коллекционирования тогда, когда затруднительно найти открытку в другом состоянии.

В начало раздела "Букинистика">>>