Эту книгу я писал более двух лет, хотя идея о написании такой книги у меня возникла давно. Начало интенсивной работе над ней положили события в Украине 2013-2014 гг., а потому уже в марте 2014 я написал первые строчки книги. И структура книги и её отдельные разделы мною неоднократно переписывались, уточнялись и расширялись. Хочу выразить глубокую благодарность жене Светлане и сыну Ивану, без чьей моральной поддержки эта работа мне бы не удалась. Очень важную помощь оказал мне мой брат Максим Геннадиевич Светуньков, чьи критико-конструктивные высказывания способствовали существенному изменению формы представления материалов книги и её структуры.

Март 2014 – февраль 2017

1. Маргиналы и люмпены

Как это не покажется странным, но чётких и общепризнанных определений того, что же такое "маргинал" и "люмпен", в литературе нет. Речь при этом чаще всего идёт о "социальных группах, стоящих на низшей ступени социальной иерархии, окраинных слоях социума, социальном андеграунде. К этой категории относятся нищие, бездомные, бродяги, алкоголики, наркоманы, проститутки, уголовники… Обозначение представителей этих групп как "маргиналов" лексически было бы вполне оправданным, однако само понятие маргинальности является настолько нечётким и эластичным, что требует каждый раз уточнения" (На "краю" советского общества 2010, с. 9). Говоря о люмпенах и о маргиналах, всегда утверждают, что это – различные понятия. И пытаются показать эти различия. Чаще всего говорят так: маргиналы, это люди, которые де юре принадлежат к какому-либо социуму, они обладают собственностью и средствами на жизнь, но "находятся между двумя непримиримыми культурами, не относясь при этом целиком ни к одной из них", и принимающие при этом некоторые характерные черты от обеих. А люмпены, в отличие от маргиналов, почти не имеют собственности: они либо бродяжничают, либо живут в чужих домах, и располагают только самыми необходимыми для жизни вещами.

Но, на мой взгляд, эти определения совсем не полные и не дают возможности однозначно идентифицировать индивидуумов, относящихся к тому или иному типу. К тому же свойства, данные в этих определениях, далеко не совершенные, например, почему маргинал не может находиться между тремя непримиримыми культурами? Каким образом он вдруг "застрял" между культурами? А чем люмпен отличается от бродяги? Или бродяга и люмпен это одно и то же? Похоже, что это – разные понятия, потому что их перечисляют в одном ряду: "…люмпены, проститутки, бездомные бродяги и прочие элементы, относящиеся к асоциальным элементам" (На "краю" советского общества 2010, с. 14). Но если почитать других авторов, то это не равные понятия, а выстроенные в некоторую иерархию подчинения: "люмпен-пролетариат – это… бродяги, нищие, попрошайки, преступники, проститутки"2.

Разберёмся в этих понятиях и найдём взаимосвязь между теми, кого называют маргиналами и люмпенами.

Прежде всего – о маргиналах.

Маргиналы были, есть и будут в любом обществе, где есть социальная дифференциация и существует социальное неравенство. Это те люди, которые, находясь в одном из социумов, ощущают, что они обладают меньшими правами и привилегиями, чем представители другого социума, – не обязательно, но чаще всего, – находящегося на более высокой ступеньке пирамиды социального неравенства. Они считают, что по своим способностям и другим характеристикам они должны принадлежать именно к этому социальному слою. Они разделяют нормы и ценности этого недосягаемого слоя и не приемлют нормы и ценности того социального слоя, в котором они находятся. Поэтому они всей душой желают покинуть тот социальный слой, где они находятся. Однако нормы и ценности того социального слоя, к которому маргинал стремится, ему известны только поверхностно – он ведь не принадлежит к нему, а только имеет представление о нём, и эта расплывчатость представлений приводит к тому, что в его сознании нет чётко сформировавшихся понятий о том, что именно он хочет, а потому маргинал находится на стыке не двух, а нескольких культур. В основе такого социального явления, как маргинал лежит недовольство своим положением в обществе, а мотивирующим вектором служит возможность (или невозможность) перейти по каналу вертикальной или горизонтальной социальной мобильности в какой-то другой социальный слой. Иначе говоря, степень недовольства создаёт потенциал для движения по социальному лифту – чем сильнее это недовольство, тем выше потенциальная возможность сорваться с насиженного места в родном социуме и устремиться в новый.

Если в обществе имеются условия для успешного и безболезненного социального лифта, то число маргиналов в обществе невелико – каждый маргинал может реализовать свои устремления, трансформируя недовольство своим социальным статусом в движение в другие социальные слои. Чем ближе он к заветной цели, тем меньше накопленный ранее потенциал недовольства. Но если в обществе такой социальный лифт связан с затруднениями, или вообще отсутствует, то число маргиналов в обществе становится запредельно большим – они не имеют возможности покидать ненавистные им социумы и их потенциал к изменению собственного социального положения остаётся не реализованным. Этот нереализованный потенциал к движению выплёскивается в окружающий мир самыми разными проявлениями недовольства – они ругают общество, критикуют своё окружение и власть, непрерывно брюзжат по любому поводу и в предельных случаях осуществляют асоциальные поступки. В обществе, где отсутствуют возможности для социального лифта, создаётся сильное социальное напряжение. Такое общество можно уподобить "пороховой бочке" – любое внешнее или внутреннее воздействие на социальную структуру будет поддержано маргиналами, и накопленный потенциал недовольства реализуется в активное участие маргиналов в сломе существующих социальных структур.

Среди маргиналов всегда есть и такие, которые в определённый момент всё же решаются на перемены в жизни и покидают свой социум, устремляясь к желаемой страте. Это, кстати, вовсе не обязательно восхождение по вертикали социальной иерархии. Это может быть и горизонтальное перемещение, а может быть и перемещение по вертикали вниз. К последнему можно отнести такое известное явление, как "толстовство", когда люди образованные и богатые покидали свои слои и устремлялись "в глубинку", в народ. Но чаще всего, конечно, маргиналы устремляются вверх по социальной лестнице.

Отсюда очевидный вывод – социальное движение в обществе происходит благодаря наличию в нём маргиналов. Поэтому – чем более маргинализированно общество, тем в большей степени оно способно к изменениям в своей структуре, как социальной, так политической и экономической.

Маргиналы всегда формируют возможность, потенциал к социальным изменениям и далеко не всегда этот потенциал реализуется сменой социальной структуры, но он всегда реализуется трансформацией мировоззрения, а зачастую – сменой парадигм. В Древнем Риме, например, народы порабощённых стран и были в высшей степени маргинализированы – Древний Рим и времён Республики, и времён Империи был построен по сословному принципу и социальный лифт в том обществе был делом премноготрудным. Поэтому на благодатную почву пало семя христианства – религии униженных и угнетённых, о которой социалисты XIX века метко подметили, что эта религия обманывает бедных "векселями, подлежащими уплате на небе" (Шэфле 1906, с. 64). Недовольство большинства жителей Древнего Рима своим социальным положением в этом мире находило выход в утешении о том, что в загробной жизни им воздастся по заслугам и они направляли свою жизненную энергию на отправление религиозных культов.

Как только в обществе появляются возможности для перемещения по социальной иерархии, многие маргиналы спешат воспользоваться этим.

Отличие маргиналов от люмпенов

И этот переход маргиналов из одного социума в другой индивидуален. При этом общество представляет им возможность сделать это при помощи нескольких типичных путей, но прежде, чем обсудить эти типичные пути, посмотрим на то, кем становится маргинал, решивший уйти от своего социума в стремлении к высшему социальному слою. Он, приняв такое решение, порывает со своим социальным окружением, но в новый социальный слой ещё не принят – социальный лифт определяется высокой степенью трудозатрат и затрат времени. Поэтому такой мгновенный переход осуществляется только в сказках.

В тот момент, когда маргинал покидает свой социум, он становится элементом асоциальным – не принадлежащим ни к какому социальному слою. У него, конечно же, остаётся часть прошлых социальных отношений. У него, без сомнения, появляются и новые социальные отношения с другими стратами, но эти отношения весьма слабые, неустойчивые и потому в этот переходный период бывший маргинал становится асоциальным элементом. Как назвать этого бывшего маргинала, человека, "повиснувшего" в межгрупповом социальном пространстве? Как назвать этого "оторву"? Немецкое слово Lumpen как раз и означает – обрывок, лохмотья, поэтому такого человека вполне можно назвать "люмпеном".

Люмпен

Дата: 18 июля 2011 | Автор: Вадим Жартун

Люмпен — очень часто встречающийся мотивационный тип. Основная движущая сила люмпена — острое желание ничего не делать, которое настолько сильно, что не позволяет ему работать даже за деньги. Скажите люмпену: трудись в поте лица своего, вкалывай как следует и заработаешь кучу денег! Он посмотрит на вас, как на идиота, и популярно объяснит, что деньги эти ему если и нужны, то только в виде выигрыша в лотерею, потому что работать он не собирается. Пока есть крыша над головой, хоть какая-то одежда и еда + выпивка, его все устраивает.

Инициативу люмпен не проявляет, дисциплину имеет низкую, работая по принципу: «еж — птица гордая, пока не пнешь — не полетит». Учиться не любит, так как ему это во-первых лень, а во-вторых просто незачем: никакие знания на практике применять он не собирается. Поэтому, даже имея неплохие задатки, люмпен остается неучем и впоследствии выполняет низкоквалифицированную работу.

Если люмпену удается подняться по карьерной лестнице (чаще всего благодаря родственникам или идиотизму руководства), то основной его заботой становится ограждение себя от каких бы то ни было обязанностей и ответственности, что имеет для организации самые разрушительные последствия.

Лидерские данные у люмпена никакие и это не удивительно — его портрет почти полная противоположность образу эффективного лидера. Впрочем, отношения с другими сотрудниками у люмпена вполне сносные, в конфликты он вступает редко и вот по каким причинам: во-первых, ему ничего ни от кого не нужно, он ничего не требует, ни за что не борется; во-вторых, в любом мало-мальски серьезном конфликте его порвут как Тузик грелку, так как ему проще принять наказание, чем отстаивать свою позицию и он об этом знает.

Люмпен — это проблема общества или сознательный выбор? Российские реалии

Все, на что его хватит, это брюзжание в курилке.

Мотивировать люмпена эффективнее всего с помощью наказаний и премий в натуральном выражении (шуба с барского плеча или, на худой конец, бутылка водки). Деньги люмпены не понимают, не умеют ими пользоваться и поэтому они (деньги) у них быстро заканчиваются, оставляя ощущение недоумения и неудовлетворенности. Мотивировать люмпена карьерным ростом или участием в управлении противопоказано. Люмпену от этого только лишняя головная боль, а вам… Одним словом, даже и не думайте.

Для люмпена идеальный руководитель — царь-батюшка, который суров, но справедлив и милостив к своим холопам. Люмпены отлично отзываются на проявления патернализма и с удовольствием вручают свою судьбу в чужие руки. К сожалению, этот мотивационный тип в нашем обществе распространен наиболее широко, что подтверждается результатами выборов, которые не нужно даже как следует подтасовывать.

Другие мотивационные типы:

Теги: управление персоналом,мотивация,Герчиков

Добавить в закладки:

Кто такие люмпены? Чем люмпены отличаются от маргиналов?

Эту книгу я писал более двух лет, хотя идея о написании такой книги у меня возникла давно. Начало интенсивной работе над ней положили события в Украине 2013-2014 гг., а потому уже в марте 2014 я написал первые строчки книги. И структура книги и её отдельные разделы мною неоднократно переписывались, уточнялись и расширялись. Хочу выразить глубокую благодарность жене Светлане и сыну Ивану, без чьей моральной поддержки эта работа мне бы не удалась. Очень важную помощь оказал мне мой брат Максим Геннадиевич Светуньков, чьи критико-конструктивные высказывания способствовали существенному изменению формы представления материалов книги и её структуры.

Март 2014 – февраль 2017

1. Маргиналы и люмпены

Как это не покажется странным, но чётких и общепризнанных определений того, что же такое "маргинал" и "люмпен", в литературе нет. Речь при этом чаще всего идёт о "социальных группах, стоящих на низшей ступени социальной иерархии, окраинных слоях социума, социальном андеграунде. К этой категории относятся нищие, бездомные, бродяги, алкоголики, наркоманы, проститутки, уголовники… Обозначение представителей этих групп как "маргиналов" лексически было бы вполне оправданным, однако само понятие маргинальности является настолько нечётким и эластичным, что требует каждый раз уточнения" (На "краю" советского общества 2010, с. 9). Говоря о люмпенах и о маргиналах, всегда утверждают, что это – различные понятия. И пытаются показать эти различия. Чаще всего говорят так: маргиналы, это люди, которые де юре принадлежат к какому-либо социуму, они обладают собственностью и средствами на жизнь, но "находятся между двумя непримиримыми культурами, не относясь при этом целиком ни к одной из них", и принимающие при этом некоторые характерные черты от обеих.

А люмпены, в отличие от маргиналов, почти не имеют собственности: они либо бродяжничают, либо живут в чужих домах, и располагают только самыми необходимыми для жизни вещами.

Но, на мой взгляд, эти определения совсем не полные и не дают возможности однозначно идентифицировать индивидуумов, относящихся к тому или иному типу. К тому же свойства, данные в этих определениях, далеко не совершенные, например, почему маргинал не может находиться между тремя непримиримыми культурами? Каким образом он вдруг "застрял" между культурами? А чем люмпен отличается от бродяги? Или бродяга и люмпен это одно и то же? Похоже, что это – разные понятия, потому что их перечисляют в одном ряду: "…люмпены, проститутки, бездомные бродяги и прочие элементы, относящиеся к асоциальным элементам" (На "краю" советского общества 2010, с. 14). Но если почитать других авторов, то это не равные понятия, а выстроенные в некоторую иерархию подчинения: "люмпен-пролетариат – это… бродяги, нищие, попрошайки, преступники, проститутки"2.

Разберёмся в этих понятиях и найдём взаимосвязь между теми, кого называют маргиналами и люмпенами.

Прежде всего – о маргиналах.

Маргиналы были, есть и будут в любом обществе, где есть социальная дифференциация и существует социальное неравенство. Это те люди, которые, находясь в одном из социумов, ощущают, что они обладают меньшими правами и привилегиями, чем представители другого социума, – не обязательно, но чаще всего, – находящегося на более высокой ступеньке пирамиды социального неравенства. Они считают, что по своим способностям и другим характеристикам они должны принадлежать именно к этому социальному слою. Они разделяют нормы и ценности этого недосягаемого слоя и не приемлют нормы и ценности того социального слоя, в котором они находятся. Поэтому они всей душой желают покинуть тот социальный слой, где они находятся. Однако нормы и ценности того социального слоя, к которому маргинал стремится, ему известны только поверхностно – он ведь не принадлежит к нему, а только имеет представление о нём, и эта расплывчатость представлений приводит к тому, что в его сознании нет чётко сформировавшихся понятий о том, что именно он хочет, а потому маргинал находится на стыке не двух, а нескольких культур. В основе такого социального явления, как маргинал лежит недовольство своим положением в обществе, а мотивирующим вектором служит возможность (или невозможность) перейти по каналу вертикальной или горизонтальной социальной мобильности в какой-то другой социальный слой. Иначе говоря, степень недовольства создаёт потенциал для движения по социальному лифту – чем сильнее это недовольство, тем выше потенциальная возможность сорваться с насиженного места в родном социуме и устремиться в новый.

Если в обществе имеются условия для успешного и безболезненного социального лифта, то число маргиналов в обществе невелико – каждый маргинал может реализовать свои устремления, трансформируя недовольство своим социальным статусом в движение в другие социальные слои. Чем ближе он к заветной цели, тем меньше накопленный ранее потенциал недовольства. Но если в обществе такой социальный лифт связан с затруднениями, или вообще отсутствует, то число маргиналов в обществе становится запредельно большим – они не имеют возможности покидать ненавистные им социумы и их потенциал к изменению собственного социального положения остаётся не реализованным. Этот нереализованный потенциал к движению выплёскивается в окружающий мир самыми разными проявлениями недовольства – они ругают общество, критикуют своё окружение и власть, непрерывно брюзжат по любому поводу и в предельных случаях осуществляют асоциальные поступки. В обществе, где отсутствуют возможности для социального лифта, создаётся сильное социальное напряжение. Такое общество можно уподобить "пороховой бочке" – любое внешнее или внутреннее воздействие на социальную структуру будет поддержано маргиналами, и накопленный потенциал недовольства реализуется в активное участие маргиналов в сломе существующих социальных структур.

Среди маргиналов всегда есть и такие, которые в определённый момент всё же решаются на перемены в жизни и покидают свой социум, устремляясь к желаемой страте. Это, кстати, вовсе не обязательно восхождение по вертикали социальной иерархии. Это может быть и горизонтальное перемещение, а может быть и перемещение по вертикали вниз. К последнему можно отнести такое известное явление, как "толстовство", когда люди образованные и богатые покидали свои слои и устремлялись "в глубинку", в народ. Но чаще всего, конечно, маргиналы устремляются вверх по социальной лестнице.

Отсюда очевидный вывод – социальное движение в обществе происходит благодаря наличию в нём маргиналов. Поэтому – чем более маргинализированно общество, тем в большей степени оно способно к изменениям в своей структуре, как социальной, так политической и экономической.

Маргиналы всегда формируют возможность, потенциал к социальным изменениям и далеко не всегда этот потенциал реализуется сменой социальной структуры, но он всегда реализуется трансформацией мировоззрения, а зачастую – сменой парадигм. В Древнем Риме, например, народы порабощённых стран и были в высшей степени маргинализированы – Древний Рим и времён Республики, и времён Империи был построен по сословному принципу и социальный лифт в том обществе был делом премноготрудным. Поэтому на благодатную почву пало семя христианства – религии униженных и угнетённых, о которой социалисты XIX века метко подметили, что эта религия обманывает бедных "векселями, подлежащими уплате на небе" (Шэфле 1906, с. 64). Недовольство большинства жителей Древнего Рима своим социальным положением в этом мире находило выход в утешении о том, что в загробной жизни им воздастся по заслугам и они направляли свою жизненную энергию на отправление религиозных культов.

Как только в обществе появляются возможности для перемещения по социальной иерархии, многие маргиналы спешат воспользоваться этим. И этот переход маргиналов из одного социума в другой индивидуален. При этом общество представляет им возможность сделать это при помощи нескольких типичных путей, но прежде, чем обсудить эти типичные пути, посмотрим на то, кем становится маргинал, решивший уйти от своего социума в стремлении к высшему социальному слою. Он, приняв такое решение, порывает со своим социальным окружением, но в новый социальный слой ещё не принят – социальный лифт определяется высокой степенью трудозатрат и затрат времени. Поэтому такой мгновенный переход осуществляется только в сказках.

В тот момент, когда маргинал покидает свой социум, он становится элементом асоциальным – не принадлежащим ни к какому социальному слою. У него, конечно же, остаётся часть прошлых социальных отношений. У него, без сомнения, появляются и новые социальные отношения с другими стратами, но эти отношения весьма слабые, неустойчивые и потому в этот переходный период бывший маргинал становится асоциальным элементом. Как назвать этого бывшего маргинала, человека, "повиснувшего" в межгрупповом социальном пространстве? Как назвать этого "оторву"? Немецкое слово Lumpen как раз и означает – обрывок, лохмотья, поэтому такого человека вполне можно назвать "люмпеном".

Люмпены и маргиналы

Социальные конфликты и пути решения

Эти две группы выпадают из общей социальной структуры общества.

Люмпены – опустившиеся на дно общество (бродяги, бомжи). Это выходцы из всех социальных слоев и классов увеличение количества этих людей приводит к преступности.

Маргиналы – группы, занимающие промежуточное положение между устойчивыми группами — выпускники школ, ВУЗов, то есть лица с не устойчивым общественным положением, которые в случае с неблагоприятной ситуацией превращаются в Люмпены.

Как правило, маргиналы стремятся к твердому установленному государственному порядку, сильной руке. Но они есть всегда, так как всегда существует движение в обществе.

Конфликты

В любом обществе и даже группе существуют конфликты.

Социальные конфликты – противоборство групп с целью показать свою позицию, цель и взгляды.

Субъекты социального конфликта – отдельные индивиды, группы, гласы, нации и международные сообщества.

Предмет конфликта (источник) – экономические социальные благи, материальные и духовные ценности.

Основной источник конфликта – не совпадающие интересы индивида и социальных групп переводящие к социальным противоречиям. Противоречия вечны (родители детей, потребителя и производителя).

Социальные конфликты неизбежны, следовательно, задача общества состоит в уменьшении их разрушительного действия.

Функции социального конфликта:

Они не однозначны.

При своем разрешении они укрепляют единство общества, приводят к его дезинтеграции.

Социальный конфликт выполняет функции:

1. Информационно познавательную – переход конфликта из скрытой формы в открытую, вовлекает общество в обсуждения.

2. Интегративную – конфликт носит внешний характер (война с другим государством). Он ведет к объединению сил для борьбы.

Совет 1: Чем отличается люмпен от маргинала

Дифференцирующую – раскол общества на противоборство. Каждый делает свой выбор. Он может изменить социальную структуру общества.

4. Адаптирующую – конфликт формирует новые социальные группы., новые силы. Появляется необходимость в социальной адаптации к новым условиям.

5. Разрушительную.

Типы социальных конфликтов:

Зависит от сфер жизнедеятельности общества.

Бывают конфликты:

1. Экономические

2. Социальные – конфликты, которые считают полезными, стимулируются.

3. Политические – перевод разворачивающегося конфликта в определенное русло необходимое власти.

Бывают:

1. Глобальный

2. Региональный

3. Групповой

4. Семейный

Цель – подавление или разрешение (полное или нет). Иногда конфликт подавляется силой.

Дата добавления: 2016-02-16; просмотров: 330;

«продают себя для реакционных козней»

Люмпен (нем. Lumpen — лохмотья) — деклассированные опустившиеся люди, босяки, нищие.
Понятие «Люмпен» впервые ввел в разговорную речь основоположник коммунистического учения Карл Маркс: «Люмпен-пролетариат, этот пассивный продут гниения самых низших слоев старого общества, местами вовлекается пролетарской революцией в движение, но в силу всего своего жизненного положения он гораздо более склонен продавать себя для реакционных козней» (Карл Маркс, Фридрих Энгельс «Манифест коммунистической партии». Глава первая. «Буржуа и пролетарии»)

«Люмпены — это люди, не желающие и не умеющие работать. Не имеющие ни собственности, ни этических норм, безответственные, не умеющие планировать даже свою судьбу» («Новая газета», № 131, 19 ноября 2012 года)

Синонимы слова «люмпен»

  • Чернь
  • Плебс
  • Низы
  • Толпа
  • Стадо
  • Алкоголик
  • Бич
  • Бомж
  • Бродяга
  • Босяк
  • Преступник
  • Нищий
  • Деклассированный элемент
  • Гопник

Что такое люмпен?

Шариков — люмпен, гениально показанный Булгаковым

«Филипп Филиппович сидел у стола в кресле. У портьеры, прислонившись к притолоке, стоял, заложив ногу за ногу, человек маленького роста и несимпатичной наружности. Волосы у него на голове росли жесткие, как бы кустами на выкорчеванном поле, а лицо покрывал небритый пух. Лоб поражал своей малой вышиной. Почти непосредственно над черными кисточками раскиданных бровей начиналась густая головная щетка. Пиджак, прорванный под левой мышкой, был усеян соломой, полосатые брючки на правой коленке продраны, а на левой выпачканы лиловой краской. На шее у человека был повязан ядовито — небесного цвета галстук с фальшивой рубиновой булавкой. Цвет этого галстука был настолько бросок, что время от времени, закрывая утомленные глаза, Филипп Филиппович в полной тьме то на потолке, то на стене видел пылающий факел с голубым венцом.

Маргинал: Жизнь на краю общества

Открывая их, слеп вновь, так как с полу, разбрызгивая веера света, бросались в глаза лаковые штиблеты с белыми гетрами. Филипп Филиппович повертел головой и заговорил веско: «Спанье на полатях прекращается. Понятно? Что это за нахальство! Ведь вы мешаете. Там женщины». Лицо человека потемнело и губы оттопырились: «Ну, уж и женщины. Подумаешь. Барыни какие. Обыкновенная прислуга, а форсу как у комиссарши»…. Филипп Филиппович глянул строго: «Окурки на пол не бросать — в сотый раз прошу. Чтобы я более не слышал ни одного ругательного слова в квартире! Не плевать! Вот плевательница. С писсуаром обращаться аккуратно. С Зиной все разговоры прекратить. Она жалуется, что вы в темноте ее подкарауливаете. Смотрите! Кто ответил пациенту «пес его знает»!? Что вы, в самом деле, в кабаке, что ли?». «Что-то вы меня, папаша, больно утесняете, — вдруг плаксиво выговорил человек»

(М. Булгаков «Собачье сердце»).

«продают себя для реакционных козней»

Люмпен (нем. Lumpen — лохмотья) — деклассированные опустившиеся люди, босяки, нищие.
Понятие «Люмпен» впервые ввел в разговорную речь основоположник коммунистического учения Карл Маркс: «Люмпен-пролетариат, этот пассивный продут гниения самых низших слоев старого общества, местами вовлекается пролетарской революцией в движение, но в силу всего своего жизненного положения он гораздо более склонен продавать себя для реакционных козней» (Карл Маркс, Фридрих Энгельс «Манифест коммунистической партии». Глава первая. «Буржуа и пролетарии»)

«Люмпены — это люди, не желающие и не умеющие работать. Не имеющие ни собственности, ни этических норм, безответственные, не умеющие планировать даже свою судьбу» («Новая газета», № 131, 19 ноября 2012 года)

Синонимы слова «люмпен»

  • Чернь
  • Плебс
  • Низы
  • Толпа
  • Стадо
  • Алкоголик
  • Бич
  • Бомж
  • Бродяга
  • Босяк
  • Преступник
  • Нищий
  • Деклассированный элемент
  • Гопник

Что такое люмпен?

Шариков — люмпен, гениально показанный Булгаковым

«Филипп Филиппович сидел у стола в кресле. У портьеры, прислонившись к притолоке, стоял, заложив ногу за ногу, человек маленького роста и несимпатичной наружности. Волосы у него на голове росли жесткие, как бы кустами на выкорчеванном поле, а лицо покрывал небритый пух. Лоб поражал своей малой вышиной. Почти непосредственно над черными кисточками раскиданных бровей начиналась густая головная щетка.

Маргиналы и люмпены

Пиджак, прорванный под левой мышкой, был усеян соломой, полосатые брючки на правой коленке продраны, а на левой выпачканы лиловой краской. На шее у человека был повязан ядовито — небесного цвета галстук с фальшивой рубиновой булавкой. Цвет этого галстука был настолько бросок, что время от времени, закрывая утомленные глаза, Филипп Филиппович в полной тьме то на потолке, то на стене видел пылающий факел с голубым венцом. Открывая их, слеп вновь, так как с полу, разбрызгивая веера света, бросались в глаза лаковые штиблеты с белыми гетрами. Филипп Филиппович повертел головой и заговорил веско: «Спанье на полатях прекращается. Понятно? Что это за нахальство! Ведь вы мешаете. Там женщины». Лицо человека потемнело и губы оттопырились: «Ну, уж и женщины. Подумаешь. Барыни какие. Обыкновенная прислуга, а форсу как у комиссарши»…. Филипп Филиппович глянул строго: «Окурки на пол не бросать — в сотый раз прошу. Чтобы я более не слышал ни одного ругательного слова в квартире! Не плевать! Вот плевательница. С писсуаром обращаться аккуратно. С Зиной все разговоры прекратить. Она жалуется, что вы в темноте ее подкарауливаете. Смотрите! Кто ответил пациенту «пес его знает»!? Что вы, в самом деле, в кабаке, что ли?». «Что-то вы меня, папаша, больно утесняете, — вдруг плаксиво выговорил человек»

(М. Булгаков «Собачье сердце»).